БУКЕТ ВЕСНЫ- 2024

Предлагаем Вашему вниманию лирическую подборку за весну. Это те стихи, которые писали наши авторы и читатели в марте, апреле и мае! Поэтический дневник, наполненный сокровенными переживаниями и пульсом современности… 

МАРТ 2024
Вячеслав Кузьмин
ВЕСЕННЕЕ ЗАКОНОМЕРНОЕ

Сходит снег, возвращаются птицы,
Лёд с шуршаньем к низовью идёт.
Чья-то песня весною родится,
Чьё-то сердце окончит свой ход.

Завалился под спудом напастей,
Старый дом, будто брошенный пёс,
Одинокий, безродный, блохастый,
Жалкий, что и не взглянешь без слёз.

Отслуживший по чести. Отживший.
Без хозяйской руки одряхлев,
Провалилась замшелая крыша,
Приютившая прорость дерев.

Окна смотрят слепой чернотою
На царящий окрест бурелом.
И одно, словно мутной слезою,
Мне блеснёт уцелевшим стеклом.

На мгновенье сверкнёт и истлеет,
Здесь былому пристанища нет…
Солнца лик драгоценной камеей
На безмолвие неба воздет.

Екатерина Грушихина
ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ СОЛНЦЕ

Это всего лишь солнце. Ласковое большое.
Если оно в зените, значит не быть беде.
Так размышляли парни, в плавательных шортах,
И устремлялись в реку, шествовать по воде,

По золотым барашкам, по бирюзовой глади, —
Знамо, апостол Пётр им помахал ключом.
— Как же светло, Серёга! Не отставай, приятель!
— Вот чудеса, — не ноет раненое плечо.

Пули умолкли — дуры. Зарубцевались раны.
Берег Донца садами райскими воспылал.
А в отраженьи неба, на голубом экране,
Ровным шагают строем — души, а не тела.

Священник Александр Авдеев
ДОМ

Стучится дождь по цинковой трубе.
И водосточный ветер ноет где-то.
Дружить мне надо с равными себе.
Но я так низко пал,
Что равных нету.
На четырёх углах – вода и цинк.
Кто ж будет думать так,
Скучая дома.
Когда ещё придут жена и сын.
Друзей не стало…
Мало и знакомых.
Не ново – эгоистничать в избе.
Подумал , зная целую планету:
«Дружить мне надо с нужными себе,
Иначе зависть выживет со свету».

Полина Кирячек
***
Несотворённым, тихим, скромным,
Пронзая тьму, но не объятый ею,
Ложится свет на сердце, и светлее
Глядят глаза, румянится щека
Под ласковым прикосновеньем, веет
Теплом, и взор летит под облака…
Стихает бренность, тени гибнут,
И вот уж слышится полёт, и море
Не бросает волны. Оно молчит,
Внимая небесам, вбирая свет,
Чтоб возвратить бесценный дар к ногам…
И я, лишь отражённым светом жив,
Ловлю Его немолчный лик…

Кристина Денисенко

ЗОВ ПОТЕРЯШКИ

Я взываю к тебе,
к сытой душе запечённым счастьем.
Я твои стыд и честь.
Мой позывной «Потеряшка Настя».
Крыша над головой
куполом звёзды считает в небе.
Я же в сорок втором
счёту училась по крошкам хлебным.

Флигель был ветхий в хлам.
Дождь заползал в нищету по стенам.
Я с ним напополам
горе делила во мраке бренном.
Голод, холод и жуть
были мне куклой, юлой и шаром.
Мне бы взять и уснуть.
Я, не желая играть, играла.

То в живучесть, то в смерть,
то в вытеснение силы страха.
Я могла всё стерпеть,
но не смогла разучиться плакать.
Я в себя Ленинград
сердцем впитала сырым и бедным.
Знаешь, как я ждала…
хлеба кусок и отца с победой.

Я взываю к тебе!
Не допусти ни блокад, ни травли.
Сыт, обут и одет,
в доме тепло и уютом пахнет.
Я фатальная грань.
Мой позывной растворился в датах.
Сколько маленьких Насть
перестрадать не смогли блокаду…

Мой отец пал в бою.
Мать умерла до начала мора.
Я себя узнаю
в каждой собаке, в котах бездомных.
Ты же тот, кто не знал
воя сирен и увечий тяжких,
гордо держишь медаль
Насти — блокадницы-потеряшки.


АПРЕЛЬ 2024
Евгений Крымов
СТАРИЦА

Городок над Волгой – Старица,
Между небом и землёй,
Он никак не хочет стариться,
Он какой-то неземной.

Небо тайну долголетия
Вдаль несёт над головой,
И плывут, плывут столетия
По булыжной мостовой.

Старица- город в Тверской области

Роман Башкардин
***
Детский смех, что эти стены помнят
И узор, под кромкой потолка
Время оставляет на ладонях
Только взвесью серого песка.

Всё проходит, ветер точит камни.
Стрелки бьют неотвратимость лет.
Белым дымом память укрывает
Терпкого забвения вельвет.

Гаснут имена. Уходят лица.
Меркнет стихотворная строка.
И тогда, истлевшие страницы,
Старые, забытые страницы,
Размыкая Вечности границы,
Поднимает детская рука.

Поднимает, обращая к Свету,
Возвращая к жизни старый дом.
Где седым песком резвился ветер,
Там, где сквозняком резвился ветер —
Будут в доме вновь смеяться дети
И, как раньше, бегать босиком…

Священник Александр Авдеев
***
Кровь моя
На землю похожа.
Всё ближе к земле моя кровь.
Помолимся Богу построже.
Брательник, не прекословь.
Держись за Российское слово,
За отдых родимых лугов…
Приедешь ко мне в Пестрецово,
Помолимся и за врагов.

Алексей Пронин
***

О, благовещенское утро,
Скупые блеклые цвета!
И кажется, что это мудро,
И кажется, что неспроста.

И радуют природы звуки,
И посвисты, и шум реки.
И верится: из блеклой скуки
Врата уже совсем близки.

И чëрствую цепляет душу
Старание колоколов.
И мысли о житейском глуше,
И Бога вспоминаешь вновь.

И слушаешь слова издревле
Про ангела благую весть,
И, кажется, душа и дремлет,
Чтобы очнуться и процвесть.
***

Помню летний земляничный
Над речушкою бугор,
Зинаиды Ильиничны
Ярославский разговор.

Про лекарственные травы:
Про анис и зверобой,
Подмаренник кучерявый,
Колокольчик голубой.

Про мыльнянку и ромашки,
Иван-чай и васильки,
Бело-розовую кашку
И лабазник у реки.

Погремок, пастушью сумку,
Подорожник и калган,
Любку, часики, трясунку,
Дудки, пижму и дурман…

А вокруг пасутся козы,
Топчут жаркую траву,
Гложут ивовые лозы,
Щиплют сочную листву.

Сохнут утренние росы,
Солнце катится в зенит,
Вьются слепни, пчёлы, осы,
Хор кузнечиков звенит.

Гоним стадо к водопою,
На мельчинку у камней,
Козы пьют, мы лица моем,
Видим стайку окуней.

Мы любуемся на рыбу,
Речка булькая бежит.
А напротив по обрыву
В гнезда юркают стрижи.

Козье стадо за рекою
Отдыхает на песке.
Час пастушьего покоя
С перекусом на платке.

Лук зелёный, ломоть хлеба
Запиваю молоком.
Я, глотнув, гляжу на небо,
В стадо белых облаков.

Зинаида Ильинична
Утирает крупный пот
И душистый земляничный
Мне букетик подаёт.

Я беру, и улыбаюсь,
И любуюсь на неё.
Вот уж было, я признаюсь,
Беззаботное житьë.

И теперь я примечаю
Много трав среди полей,
Добрым словом вспоминая
Речи бабушки моей.

Вячеслав Кузьмин
ВЕСЕННЕЕ ЭФЕМЕРНОЕ

Доставай из кустов
припасённую загодя лодку,
и спускай её на воду,
бегло проверив на течь.
Пусть привычно скандалит
с берёзы сорока-трещотка,
истеричные крики
немного похожи на речь.
А туман над рекой,
как подбрюшье небесного свода,
что молочной завесой
скрывает его синеву.
Растворяется тихо
в предутренних сумрачных водах,
воплощая заветные
грёзы и сны наяву.
Всё, конечно, пройдёт
и тотчас же начнётся другое,
пустота только в душах,
уставших от жизни людей.
Обожающих шум
и не знающих сна и покоя,
фонтанируя сонмом
концепций, доктрин и затей.
Эти странные мысли
стегают уставшее время,
оставляя на память
точащие кровью рубцы.
Для пришедших потом,
мы навечно останемся теми,
кто оковы сбивал
и срывал золотые венцы.


МАЙ 2024
Анатолий Сорокин
***
В начале месяца лежал ещё снежок.
Теперь летит, летит над городом пушок.
Так в горле города всё чешется, першит,
А тополиный пух торопится, спешит.

Чихает, кашляет цветущая столица.
В последний майский день в Москве уже за тридцать.
Сидишь и пробуешь стихи в тени под липой
И рифма тополиным пухом липнет.

Как первый снег летит над городом пушок,
А ты всё пробуешь стишок свой на зубок,
Рифмуешь вывески, разглядываешь лица.
В последний майский день в Москве за тридцать.

***
Смородина юродива
среди других коряг.
Герои любят Родину
и любят просто так.
Ничто у жизни временной
не требуя взамен,
Герои любят Родину
от жён до матерей.

Им смерть в бою не писана,
ведь с ними Бог в бою.
Есть прописная истина:
Я Родину люблю.
Об этом в твоём городе
не пишут, не кричат.
Герои любят Родину
и любят просто так.

***
На Седмице Светлой
Снег идёт по свету.
Он идёт чуть слышно
Над цветущей вишней.
Над цветущей грушей
Снег пасхальный кружит.
Между майских яблонь
Снег идёт, ребята.
Снег идёт по свету,
Скоро будет лето.
Выпал снег в саду —
Принимай судьбу.

Алексей Пронин
В СЛЕПНЁВЕ

Я был в покинутом именье,
Что затерялось меж полей,
Там любовался майской звенью
Серебролистых тополей.

И мне шептали нежно травы,
Цвели весенние цветы,
И зеленел листок дубравный
С ветвистой кроны высоты.

И кипенью благоуханной
Белел на яблонях наряд,
И птичьей трелью непрестанной
Забытый оглашался сад.

И там, в тени большого дуба,
К его коре прильнув спиной,
Произносили тихо губы
Стихи, написанные мной…

23.05.24.

Слепнево — бывшая усадьба в Тверской области, где с 1911 по 1917 гг. жили поэты Н. Гумилёв и А. Ахматова.

Илья Сергеевич
***
Гремит, гремит от непогоды.
И собирается гроза.
И дождь диктует снова моду
В глаза и даже за глаза.

Но дождь пройдёт и снова сухо
В столице будет и в глуши,
Но благодать Святого Духа
Коснётся кончиков души.

Екатерина Грушихина
***

Ты вроде бы живой, но ты один.
Алтарник — май стенает меж гардин,
О том, что Господа не поминают всуе.
Тасует время, боль твою тасует,
Стараясь от греха отгородить.

В надежде, что усо́вестишься ты,
Приходят похоронные приветы.
Мол, тот усоп вчера, сегодня — этот.
Кладбищенские множатся цветы.
Друг обилечен, и твоим билетом
Кондуктор машет с горней высоты.

Ты вроде бы согласен заплатить,
Достал кошель, монетку вверх подбросил,
Но жизнь сладка́, черешня плодоносит.
Лошадушку спешишь поворотить,
Пришпориваешь, тело прочь уносишь.
За маловерье, Господи, прости.

Из русла вышла времени река,
На ось Земли накручены столетья,
Но не стареет резвый мальчуган
С рогаткой, из квартиры сорок третьей.
Бежит среди таких же сорванцов,
Сандалии о лестницу сбивая.

А с фотографий мамино лицо —
Смеётся и глазами обнимает.

Священник Александр Авдеев
Скошу ромашки желтые у храма,
Иначе скоро будет не пройти.
Такое впечатленье – нынче рано
Повыросли бутоны на пути .
Запутаются ноги в Крестном ходе
В ромашках… и не хочется упасть.
Я сам люблю ромашек хороводы,
Цвет жёлтый утешает и в напасть…
А жизнь такая – время разберëтся –
И без меня поникнет этот цвет.
Сам не хочу с ромашками бороться,
И Крестных ходов в храме нашем нет.
Поэт сказал, что жёлтый цвет – измены.
Мне полностью и это невдомëк.
Ромашки окружили храма стены.
Я жить бы их оставил,
Если б смог.

***
Где ж твоё детство, сынок, ты щемяще так вырос.
Где ж моя молодость, мальчик, я быстро старею.
Страшно немного: кругом предобрывная сырость.
Свет обрезают, не греют в ночи батареи.
Сын, и тебе без меня жить теперича долго,
Долго тебе жить, как мне, без родимого сына .
Детство и старость проходят у нас втихомолку.
Встреч не бывает, поскольку обрывисто – сыро:
Сыро, в том смысле, поскольку не любим встречаться.
А на «Обрыв» – твой Синбирск вдохновил Гончарова…
Вру беспощадно: мне встречи с тобою – за счастье.
Ну а тебе… Ты давно мне и молвишь – ни слова…

Вячеслав Кузьмин
***
Май вернулся вчера.
Исхудал.
На челе тёмных туч отпечаток.
В волосах лоскуты от мочал,
А рубаха грязна и помята.
Где носило?
Зачем уходил?
Не ответит.
Молчит и смеётся.
У забытых солдатских могил
Есть на синее небо оконца.
Смотришь в них, будто богу в глаза,
Не моргая, до тверди круженья
И стекает с небес бирюза
Поминальной, приветливой звенью.
Там, под бархатным пологом трав,
Смерть поправши и снова живые,
От вчерашнего боя устав,
Спят минувшей войны часовые.

Елена Александренко
ВЕСНУ БЫ ВСТРЕТИТЬ ...

Весну бы встретить в розовых очках,
При бантиках листвы и при параде,
При взглядах озорных и при стихах,
При общем пробужденьи, Бога ради.

Весну бы встретить с солнцем на руках,
И стебельком пробить скорлупку снега…
Смотреть, как разливается река,
И как из берегов выходит небо.

А мы с тобой гуляем в облаках,
Полны любви, хотя едва знакомы.
Весну встречая в розовых очках,
Мы ждём её зелёного парома.

И счастливы полоскою вдали,
Где небеса целуются с землёю,
Где кто-то вновь родиться дню велит,
И в этот миг с тобой нас только двое!

Читайте также: