Когда прибыли из Бари мощи святителя Николая, Москву окутала особая атмосфера. Людей, равнодушных к этому событию, я не встречала. Из провинции потянулись автобусы с паломниками, спешили приложиться и москвичи. Молодежь и пожилые люди, родители с детьми, богатые, бедные… все.

Пока к Храму Христа Спасителя выстраивалась огромная очередь, некоторые перечисляли легендарные 25 храмов, где также находятся частицы мощей святителя «и всегда можно быстренько сходить да приложиться». Причем с этим списком они в буквальном смысле изводились. В сетях до сих пор пестрят типовые комментарии, наполненные праведным недоумением. Зачем?! Зачем вы стоите? Странно это. Не логично. Не правильно. Не рационально. Не по линейке и математической формуле «25 храмов». А народу к святыне не уменьшается, напротив, с каждым днем – все больше и больше… Может быть, они не знают про другие храмы?

Да знают, конечно. Только дело здесь не в поиске максимально удобного, комфортного пути. А в любви. Когда любишь, всегда хочется видеть и быть рядом подольше. И тут – такой повод, такая удивительная встреча. Не на одну лишь секунду в самом храме, пока непосредственно подходишь к святыне – все это время пребывания в очереди ты стоишь как бы у раки мощей, молясь святителю Николаю и ощущая его присутствие.

Мне довелось видеть в очереди самых разных людей. Подростков в узких джинсах и маечках, крепких мужиков в шлепках, девушек на высоких (!) каблуках и чуть ли не в вечернем платье с пышными оборками; привычных старушек, и не совсем привычных – с яркими короткими волосами и суровым выражением лица. Маленькие дети восседали на складных стульчиках. В общей очереди занимали место даже те, кто с палочками и на костылях.

uuWGLKnorgQ

Запомнилось и удивило ощущение, что можно быть в Москве и одновременно как-то очень и очень далеко, вне современного пространства и времени. Очередь начиналась от Воробьевых гор и до самого храма шла вдоль Москвы-реки. Я смотрела на ту, другую сторону. Там шумели зеленые деревья, сияли мосты, проплывали прогулочные баржи, доносилась праздничная музыка. Только все это было теперь не мое и не со мной. Словно жизнь разделилась рекой. Словно в центре столицы, среди знакомых мест, открылось другое, неведомое измерение. И легкая музыка, смех, стали ненужными, скучными. Осыпались шелухой, растворялись бесследно. А святой, живший много веков назад – наше реальное и настоящее. Разве все эти переживания не остаются в душе, не наполняют ее прежде неведомым опытом?
– Мне Никола как-то раз приснился и предупредил об опасности, – рассказывает старушка, присев на бордюр, – Все шли в большое здание. Я тоже хотела войти, а он стоит в дверях и говорит: «Не ходи, тебе не надо». Благодаря этому я тогда осталась жива…

Да, он близок всем. И поэтому вся Россия собирается к Храму Христа Спасителя. Раньше, в древности, для того чтобы помолиться святыни, побывать в каком-либо монастыре, нужно было преодолеть огромное расстояние. Вспомнить, например, как ездили на богомолье в Троице-Сергиеву Лавру. Сегодня мы можем просто сесть на электричку или автобус, и сладко спать, добираясь в самые далекие места России. Немного даже обидно, что все так просто и общедоступно. Однако в очереди – есть возможность хоть немного потрудиться, чуть-чуть соприкоснуться с подвигом. Конечно, скорее, намеком на подвиг, но все-таки. Я ходила 3 июля, и стоять 9 с половиной часов было очень удобно и не сложно. Все обустроено. Проголодался? Вот пирожки. Хочешь пить? Волонтер мчится на самокате с бутылью воды, которую разливает в стаканчики. Устал стоять? Пожалуйста, заходи в автобус с мягкими сиденьями. Не говоря уже о том, что в солнечную погоду посидеть можно и на бордюре Москвы-реки. А какие виды!

Zv7YKifrxIQ

… Глубокой ночью, выходя из Храма Христа Спасителя, моя подруга Лена сказала: «Думаю, еще раз надо сходить…» Хорошо бы!

Анастасия ЧЕРНОВА